12 10.2020

Олимпийские воспоминания. Юрий Юда. Афины, 2004

В 2004 году национальная сборная Казахстана по велоспорту отправилась в столицу Греции составом из восьми человек — пять шоссейников и три трековика.

Четырьмя годами ранее будущий Олимпийский чемпион Александр Винокуров произвел фурор в Сиднее, завоевав серебряную медаль в групповой гонке, поэтому амбиции у казахстанских велосипедистов в 2004-м были высокими. На старт в групповой гонке вышли пять сильных гонщиков: Александр Винокуров, Андрей Кашечкин, Сергей Яковлев, Андрей Мизуров и Максим Иглинский. Однако повторить успех 2000-го в «группе» не удалось, лучший результат тогда показал Винокуров, финишировав на 34-й позиции, зато у него получилось отметиться в «разделке», заняв 5-е место.

На треке же в 2004-м казахстанцы завоевали три олимпийские лицензии. Молодые велосипедисты Юрий Юда и Илья Чернышов показали отличный результат в мэдисоне, заняв 12-е место. Достойно выступили гонщики и в индивидуальной гонке преследования, и в групповой гонке по очкам: Юрий Юда был 14-м, а Алексей Колесов 15-м, соответственно.

К сожалению, после Афин казахстанские трековики пропустили два олимпийских цикла. О том, почему распалась сборная по треку после ОИ-2004 и другими олимпийскими воспоминаниями в интервью КФВС поделился Юрий Юда.

— С чего начался ваш Олимпийский путь?

— Начну с того, как мы взяли лицензию на Олимпиаду. Подготовка к Олимпиаде — это одно. Совсем другое, как мы завоевали эти лицензии, ведь все-таки это задача номер один. Без лицензии на Олимпиаду никто не попадет.

Первые две лицензии тогда мы завоевали на чемпионате мира. Это была Швейцария, 2002 год, за два года до Олимпийских игр. Напомню, что тогда были такие специальные чемпионаты мира группы B для стран, в которых велоспорт слабо развит. Победа в таком чемпионате автоматически давала путевку на Игры. В этом чемпионате мира Вадим Кравченко взял лицензию в индивидуальной гонке преследования. Мы с Сергеем Лаврененко ехали групповую гонку и завоевали вторую лицензию. Сергей тогда выиграл. Я ему, естественно, помогал. В тот момент я был молодым, мне было 19 лет. Я как мог, помогал, хотя физически я был сильнее, но ставку тренер сделал на опыт. Тогда нашим тренером был Александр Макешин. И он не прогадал.

Третья лицензия далась нам сложно. Мы с Ильей Чернышовым, он тоже тогда был молодым гонщиком, младше меня на 2 года, ездили по Кубкам мира. Система отбора была достаточно сложная. Чтобы попасть на Олимпийские игры, нужно было попасть в топ-18 на чемпионате мира. А чтобы попасть на чемпионат мира, нужно было отобраться по рейтинговым очкам, заработанным на Кубках мира. Мы с Ильей проехали практически все Кубки и отобрались на чемпионат. На мире заехали 19-е. Испытания, как в кино. Нам одной позиции не хватило. Мы думали уже всё, нет лицензии. В итоге уже ближе к Олимпийским играм сделали пересчет очков, и мы получили путевку.

— Как проходила подготовка к Олимпийским играм в Афинах?

— Сложно. На тот момент у нас не было велотрека в стране. Мы ездили по шоссейным гонкам, использовали трек в России, это были большие затраты. Тренерский состав очень много сил вкладывал, чтобы мы ездили и участвовали в гонках. Но в методике мы отставали. Весь мир перешел на большие передачи, а мы все катались на маленьких передачах. Даже перед самим соревнованием мы ездили на шоссе, на треке не катались, потому что не было возможности. Тем не менее, результат на Олимпиаде меня порадовал. Это был рекорд Азии и мой личный рекорд. А подготовка была такая, немного скомканная.

— Что вы испытали, когда узнали, что поедете на Олимпиаду?

— Невероятную радость. Представьте, мне 21 год, Илье вообще 19, а мы уже будем участвовать в главном соревновании планеты. Некоторым спортсменам за всю карьеру не выпадает такой возможности. Были такие моменты, когда меня другие гонщики пытались подкупить, чтобы я отдал лицензию, но на тот момент для меня превыше всего было участие в Олимпийских играх. Я был очень сильно замотивирован результатом.

— Волновались, когда вышли на старт?

— Когда я вышел на старт, я совсем ни о чем не думал. Я был настолько психологически настроен, что весь этот шум, давление трубин, я от всего абстрагировался, ушел в себя, настроился на старт, был, как робот. Я не замечал ничего, была пелена перед глазами. Я ни на что не отвлекался. Как зомби.

— Наверное, с Ильей Чернышовым часто вспоминаете Олимпиаду?

— Честно говоря, давно его не видел. Слышал, что он в Талгаре. Рад был бы его встретить, вспомнить старое, пообщаться. Хотя вспоминать с Олимпиады особо нечего, так как там у нас был режим, мы особо по деревне не ходили. Прилетели за день-два до старта, улетели, как только отстартовали, в тот же день. Возможно, это было из-за экономии денег. Как другие спортсмены, мы не гуляли и не фотографировались. Даже фотографий с Олимпиады у меня не осталось. Времени практически не было. Все было сжато. Везде был контроль. Если бы вышли после 10-11 вечера, кто-нибудь из комитета увидел бы, отправил обратно спать. Но мы и сами понимали, что сейчас не до того. Но я надеялся, что после старта смогу хоть посмотреть что-то интересное, о чем рассказывали другие, но, увы, не получилось.

— Тогда какое ваше главное воспоминание с Игр?

— Сами выступления. Полные трибуны, шум, гам, какие-то вспышки. Как будто мы рок-звезды. Такого масштаба я ни до, ни после уже не видел.

— Хотелось бы что-то изменить в тех выступлениях в Афинах?

— На выступлениях я бы хотел увеличить себе передачу, чтобы показать лучшие результаты. Тенденции в мире шли к тому, чтобы переходить на большие передачи, а мы по старинке ездили на маленьких передачах.

— Чем вы жили в те годы? К чему стремились?

— Я жил спортом, соблюдал режим, мечтал только о спортивной карьере, о дальнейшем росте. Занимался тем, о чем мечтал. Тренировался, тренировался, тренировался.

— Как сложилась ваша жизнь после Олимпиады?

— После Игр сборная команда по велотреку рассыпалась. Мы вынуждены были уйти на шоссе. Там у меня были конфликты с тренером. Из-за этого мне пришлось завершить карьеру, о чем я очень жалею. Но назад время не вернуть. Затем я пошел работать тренером в Центр олимпийской подготовки. Какое-то время работал в федерации велоспорта и в велоклубе Track Team Astana. Сейчас я старший тренер молодежного состава в ЦОП, тренирую темповиков до 23 лет. Я пришел в велоспорт в 13 лет, вот до сих пор в этой сфере.

Поделиться:

Оставить комментарий

Войти с помощью: