31 03.2020

«Зачем строить трек и распускать команду?». Нурлан Смагулов — о велоспорте в Казахстане, «Астане», «Туре Алматы» и переносе Олимпиады

  • 2 месяца назад
  • КФВС
  • 326

Для известного в Казахстане бизнесмена и мецената Нурлана Смагулова увлечение велоспортом обернулось новой профессиональной деятельностью. Многие годы, поддерживая спортсменов финансово, осенью 2019-го он сначала возглавил Казахстанскую федерацию велоспорта, а затем стал председателем наблюдательного совета велокоманды «Астана». В интервью корреспонденту Vesti.kz Смагулов рассказал не только о планах по развитию этого вида спорта, но и как его личная история повлияла на такой выбор.

— Нурлан Эркебуланович, в конце февраля вы вернулись с чемпионата мира, который прошел в Берлине, где Казахстан завоевал олимпийские лицензии на треке, и вот теперь окончательно объявили, что у нас в велоспорте в разных дисциплинах всего семь путевок на Игры в Токио. Как оцените это достижение, и в каком направлении будет дальше двигаться федерация?

— Не скажу, что в этом моя заслуга, как нынешнего президента федерации, потому что лицензии зарабатывались в долгосрочном порядке. Наверное, предыдущее руководство федерации приложило к этому силы. Хотя, для меня это больше нонсенс, потому что в прошлом году была распущена профессиональная команда по велоспорту на треке, для оптимизации расходов ППСК ее распустило.

Честно говоря, я в недоумении — зачем строить многотысячный велотрек в столице стоимостью 20 миллиардов тенге и при этом распускать трековую команду. Но вопреки всему наши ребята все-таки очень успешно выступили на чемпионате мира в Берлине и завоевали три лицензии — омнимум, кейрин и спринт. Я был удивлен этому факту, потому что Казахстан не был таким фаворитом в треке. Но у нас хорошие спортсмены, и мы разговаривали с Валентином Савицким, нашим тренером из России, который видит хороший задел, у него есть восемь ребят, которые являются костяком спринтерской трековой команды, и появились определенные надежды.

Но что я лично ощутил на чемпионате мира в Берлине, что велоспорт на треке — очень популярный вид спорта, очень зрелищный, это настоящее шоу. Мы разговаривали с президентом UCI Давидом Лапартьеном, он сказал, что велоспорт – третий в мире вид спорта — после легкой атлетики и плавания — по количеству олимпийских наград, в нем разыгрываются 22 комплекта. Причем Казахстан не представлен в таком виде велосипедного спорта, как ВМХ, хотя он наименее затратный.

Например, у нас есть «Астана Про Тим», шоссейная велокоманда, — дорогая, о чем многие говорят, все-таки она на мировом уровне выступает. И вот ближайшие задачи федерации — поднять в Нур-Султане и Алматы ВМХ до образцового уровня со специальными стадионами, восстановить трековой команды, и, конечно, в областных центрах мы хотим поднять детско-юношеский спорт, потому что сегодня эти школы находятся в подвалах, не всегда в хорошем состоянии. Деньги государство выделяет. Желающих заниматься велоспортом среди детей достаточно много, нам нужно просто активно этим заниматься. На ближайшие годы мы ставим себе такие задачи.

Еще раз повторюсь — семь лицензий, это очень здорово. И нам нужно не забывать, для чего создана Федерация велоспорта — для популяризации велосипедного спорта среди детей и юношей. Этим и будем сейчас заниматься. Одна школа образцовая у нас уже создается на «Халык Арене», а вторая — на велотреке «Сарыарка» в столице. Будем искать частных спонсоров, будем помогать, чтобы наши дети этим видом спорта занимались.

— Помимо того, что вы не так давно возглавили Федерацию велосипедного спорта, вы также стали председателем наблюдательного совета велокоманды «Астана». В чем там заключаются ваши функции?

— Наблюдательный совет создан при ППСК «Астана» Туда вхожу я, как председатель, и два члена наблюдательного совета — это функционеры АО «ФНБ «Самрук-Казына», люди, хорошо разбирающиеся в финансовых вопросах и в организации спорта. Этот совет был создан по моей просьбе, я обратился к руководству «Самрук-Казына», к Ахметжану Смагуловичу Есимову.  Я считаю, что велокоманда «Астана» может передать Федерации велоспорта и континентальным, детским командам те навыки, которые существуют сегодня в мире. Это и антидопинговая работа, и подготовка спортсменов, и, в конце концов, они готовят сборную Казахстана.

«Астана Про Тим» очень тесно сплетена с Федерацией велоспорта. Для лучшей кооперации я попросил для себя еще одну ношу — быть председателем наблюдательного совета команды. Понятно, что это все на общественных началах. Более того, дело дошло до того, что я, как физическое лицо, покупаю велосипеды у «Астана Про Тим» и отдаю эти велосипеды, бывшие в употреблении,  континентальным командам.  Это делается, чтобы механизмы были прозрачными. Потому что, как вы слышали, были, к сожалению, злоупотребления раньше, и сейчас мы их искореняем.

Сегодня велокоманда находится в нормальных морально-физических кондициях. Но наши спортсмены пропускают гонки из-за коронавируса, потому что для нас очень важно здоровье спортсменов. Наши спортсмены по плану должны были принять участие в ряде европейских гонок, но сейчас в Италии после Китая наибольшее число заболевших и смертельных случаев, она перешла в первую категорию. В Испании тоже введен режим чрезвычайного положения. UCI ввел карантин до 3 апреля, так что именно этот период пропустим. Дальше мы будем смотреть, как будет развиваться ситуация. Как в итоге все будет развиваться, сейчас никто предсказать не может.

— Вы принимаете все важные решения, связанные с велокомандой?

— У нас есть генеральный менеджер, у нас есть финансовый менеджер. Мы, как наблюдательный совет, согласовываем кадровую политику и вносим предложения в ППСК и «Самрук-Казына». Мы — согласовательный орган. Мы больше орган, который отвечает за хороший климат в команде. За то, чтобы спортсмены выдавали хорошие результаты. Мы решаем многие организаторские вопросы, финансовые, занимаемся поиском спонсоров. Но мы не подменяем никаким образом генерального менеджера Александра Винокурова, потому что он решает, какие спортсмены в каких гонках должны участвовать. А мы больше решаем организационные вопросы для того, чтобы команда была подготовлена. Добиваемся того, чтобы сейчас был международный аудит, чтобы все прозрачно было в команде, чтобы не было никаких вопросов, куда расходуются государственные средства.

— Еще до вашего прихода в федерацию звучали вопросы, не лучше ли было бы «Астане» выйти из состава ППСК и уйти под федерацию. Что вы об этом думаете?

— Так как деньги выделяет «Самрук-Казына», мы не можем забрать команду под федерацию. Если придет такое решение, что финансирование снова будет осуществлять Министерство спорта, то да. Но пока в той форме, которая есть, так как деньги выделяет «Самру-Казына» и источником у нас является этот фонд, то мы такую компромиссную форму нашли.

Я очень благодарен руководству «Самрук-Казына» за то доверие, которое ко мне проявили, как к президенту федерации, и за ту возможность внять острые моменты, которые накопились у команды. Пока такая форма. Как будет дальше, решать, конечно, нужно спортивным функционерам. А сама Федерация велоспорта – это больше общественное объединение. Мы не можем сильно влиять на политику государства, откуда выделять деньги, как проводить финансирование. Наша задача — это, еще раз, развитие велосипедного спорта в Казахстане.

— Вы известный спортивный меценат и увлекаетесь не только велоспортом. Почему возглавили именно эту федерацию?

— Я вообще к спортсменам отношусь очень тепло, много друзей у меня в различных видах профессионального спорта, и я дружен со многими президентами спортивных федераций. Но именно велоспорт меня зацепил где-то лет 15 назад, когда я пересел на шоссейный велосипед. Это моя личная история. У меня в детстве не было велосипеда, я не умел на нем ездить, был единственным сыном у родителей, рос в Алматы, они боялись за меня. Уже будучи за 30 я стал заниматься альпинизмом, больше трекингом, был на Южном и Северном полюсах, Африке, Антарктиде и так далее, на много вершин восходил. А потом я попал в крупную аварию на мотоцикле и повредил ногу. И я пересел на велосипед, потому что уже не мог ездить на мотоцикле и заниматься другими экстремальными видами спорта, а велосипед мне все дал.

Я нашел команду, нашел таких же друзей, мы катаемся в «Алматы Бро Тим». И это стало моим образом жизни, я познакомился с Александром Винокуровым, когда он еще не был олимпийским чемпионом, стал поддерживать эту команду. Я почувствовал, что такое велосипедный спорт, потому что сам езжу в пелотоне, принимаю участие в любительских соревнованиях, и так велоспорт стал образом моей жизни. И так я пришел к этой должности.

Но я избегал многие годы президентства в Федерации велоспорта, потому что это отнимает много времени, нужно заниматься выбиванием денег, поиском спонсоров и так далее. Мне было легче в стороне стоять и самому деньги давать, нежели их просить. Но так получилось, что за мою кандидатуру проголосовали, ее поддержали на всех уровнях, и теперь я этим занимаюсь. Занимаюсь иногда к недовольству собственной компании, у которой забираю деньги и которой все меньше времени могу уделять. Но, видимо, такая миссия. Я, кроме этого, многими попечительскими советами занимаюсь, благотворительностью. Но не так много активных людей, и такую ответственность я чувствую.

— Как вы оцениваете решение МОК перенести Олимпийские игры в Токио на 2021 год?

— В целом, положительно. Весь мир обеспокоен ростом пандемии, вирус уже достиг таких отдаленных мест планеты, как Океания, поэтому сейчас нужно проявлять осторожность и бдительность. В связи с введением во многих странах карантина были отменены спортивные соревнования, не все атлеты успели отобраться на Олимпийские игры, а те, что отобрались — не могут к нему качественно готовиться. Так что поддерживаю решение МОК, нет ничего важнее здоровья наших спортсменов, мы не имеем права подвергать их риску.

У велоспорта семь лицензий — четыре на шоссе и три на треке. Планировалось, что однозначно на шоссе выступит Алексей Луценко, а по двум другим кандидатурам было непонятно, в «Астане» девять казахстанских гонщиков, и у всех был шанс выступить в этом году. Но теперь у нас есть целый год, чтобы принять взвешенное решение, за этот год может многое измениться. Что касаемо трека — в темпе основным кандидатом на выступление был Артем Захаров, в спринте же с основным кандидатом было определиться сложнее, так как спринтеры впервые отобрались на Олимпиаду.

— Какое будущее ждет «Тур Алматы»?

— Пандемия внесла свои коррективы в спортивную сферу, наверное, во всем мире. Не исключено, что она коснется и «Тура Алматы». Пока неизвестно, каким образом: возможно, гонка пройдет в запланированную дату, в конце августа, а может гонка будет перенесена, худший сценарий это, конечно же, отмена гонки.
По планам «Тур Алматы» должен пройти в восьмой раз. Предыдущие семь лет различные компании участвовали в его проведении. В этом же году планируется, что гонка будет проводиться напрямую федерацией. Я надеюсь, что после этого у нас останется и оборудование, останутся опыт и навыки.

Что касается изменений в формате проведения  — в этом году Тур будет трехдневным, добавится командная гонка. Также, параллельно с профессионалами планируется провести «Тур Алматы» для любителей и детей. В первый день на одной и той же дистанции сначала будут участвовать любители, а потом — профессионалы. Любители будут отбираться, проходить квалификационные соревнования. На второй день будет большая гонка в индустриальной зоне Алматы и маленькая гонка среди детей. И на третий день будет очень живописный этап, он пройдет по Аль-Фараби, несколько кругов по Восточной объездной с финишем на плотине. Но при этом любители выйдут на короткую дистанцию — около 30 километров поедут от «Меги Алматы» на Аль-Фараби — Розыбакиева и финишируют на «Медео» без всяких кругов. А у профессионалов будет очень красивый финиш в гору, градиент 12-15 процентов, очень живописно, будет трансляция по «Евроспорту». Но отличительная особенность в этом году — участие любителей во все дни. Мы также постараемся пригласить президента  UCI Давида Лапартьена.

 

 

Поделиться:

Оставить комментарий

Войти с помощью: